ORD
14.03.2019 г.
Зажевало кассету или “повторение — мать учения” (с)

13 марта в Киеве начинается судебная эпопея в отношении Савченко и Рубана — ну тех, кто с баржи минометами крошить купол Рады задумывали. А 14 марта в трех километрах от места их суда продолжат судить другого переворотчика — Заярнюка (он там с бывшим директором “Укрспирта” Лабутиным перевороты устраивал, но за год до Нади).

Дела де-юре не связаны, а по факту калькированы — там спайка по фабуле (ага, по двое фигурантов такие, “хоба”, и власть задумали захватить), по месту схронов оружия, однотипность подставы с поставкой вооружений из ДНР, те же схемы и т.д. И да-да, на арене все тот же 8 полк спецназа.

Майор “Кедр” оттуда даже засветился в обоих делах… Одним (Лабутину) не удалось его втюхать, так вторым (Савченко) — подсунули ту же наживку. Они клюнули.

Вообще не стремается публика, которая это рисует — пипл хавает, главный реципиент (бегущий кондитер) озадачен.

“Все совпадения случайны”, — говорит сотрудник военки, чьи уши торчат за организацией подстав и дальнейшим сопровождением дел Савченко/Рубана и Лабутина/Заярнюка.

Я-то утверждать ничего не могу, просто хожу и слушаю в заседания по Заярнюку.

А там много всего интересного. Всё допрашивают свидетелей, перепрослушивают НСРД. Деньги Януковича, как оказывается, нашли. Свежеиспеченного замсекретаря СНБО (тот самый, который типа лоббируемый из США полковник Кривонос) поминают незлым тихим словом…

Вот например, разговор свидетелей против Заярнюка/Лабутина — вещают полковник ГУР МО в отставке Георгий Абдыллаев (герой репортажей Россия-24 осени прошлого года, к слову) и замкомандующего Десантно-штурмовыми войсками ВСУ Павла Щербаня: это главные свидетели против “спиртовых революционеров”. Действо происходит 26 июня 2017 года под Киевом. Чем же озадачены честные вояки, когда им предложили денег в обмен на свержение Порошенко? Далее практически полная расшифровка.

- Абдыллаев: — Я смогу сделать, у меня есть там разведчики, они если что под (неразборчиво)… а потом этим разведчикам еще дать денег, чтоб молчали да и все, чтобы они сделали и пиздец. Ебись оно в рот. Один из моментов, что я думаю. Что он взял бабки, большие бабки типа за вот эту тему, но нихуя ничего не получается. Это я только так могу… потому что… 
- Щербань: — Психолог невъебенный специалист? Хорошо, кто ему доверил такие бабки, если он кидается суммами по 10 лимонов?
- Абдыллаев: — Есть, я тебе, помнишь, говорил, — Миша Лабутин. Он (Заярнюк) его вытащил из больницы в 2014 году.
- Щербань: — Этот вытащил его, из какой больницы?
- Абдыллаев: — Да, ну с какой-то больницы, его положили и он находился полностью под охраной милиции, еще тогда милиция была. Он его украл, вытащил оттуда. Этот уебал в Россию.
- Щербань — Лабутин этот? И он сейчас в России?
- Абдыллаев: — Ну он мотается…
- Щербань: — И что он, невъебенный миллионер?
- Абдыллаев: — Не то, тобы миллионер. Есть определенная кучка людей, в России там находится и часть здесь — депутаты там, всякая хуйня, которые хотят проспонсировать то есть сделать шухер, образно говоря — переворот в стране. Они основной упор делают на армию. Они метнулись туда, метнулись сюда — нихуя ничего не получается, понимаешь? Я же ведь тоже людей подтягиваю — того, того, того. 
- Щербань: — Кривоноса (да-да, тот самый новый замглавы СНБО, который крысам че-то там отрубывать пообещал — Прим. мое) там подтяни.
- Абдыллаев: — Кривонос с ними встречался, там с этими, с Лабутиным. Я уже думал, если их отдать СБУшникам, просто их СБУшники его не завалят. Они его могут взять, он начнет качать, он потом может сидеть в СИЗО и образно говоря маляву или еще какую-то хуйню может там кинуть… А его только так — забрали бабки и надо сразу хуярить, иначе никак. Или тогда нахуй все — комбриги сказали нет, нахуй все закрываем, тема закрывается, и все.
- Щербань: — Что-то он не договаривает…
- Абдыллаев: — Конечно не договаривает.
- Щербань: — Такую хуйню говорит — вот мы, блин, народ, правительство… он мне начинает рассказывать…
- Абдыллаев: — Паша, я тебе говорю… Послушай меня. Когда вопрос стоял, он говорил — у меня есть 15 тысяч человек, поднимуйтся вся хуйня и присоедниятся к армии. А потом когда мы начали делать анализ мы полностью это все разрисовали чтобы достигнуть конечной цели должно быть информационное (сопровождение — Прим. мое), общественная организация, вся хуйня, все это должно раскачивать народ. Армия — это самый последний компонент, силовой, который играет от 5 до 7 %.
- Щербань: — Что же они такие ставки делают на армию? Такую сумму называет 10 лямов…
- Абдыллаев: — Потому что когда мы начали подгонять им людей, общественные организации “Стоп коррупция”, “Народное правосудие” и то-то-то, каждой организации нужно, блять, платить бабло. И когда хором все говорили, что это от 1 минимум и максимум — три-четыре месяца. Они — да нет, времени нет, нихуя нет…
- Щербань: — Интересно, а кто так хочет быстро к власти прийти, что времени нет
- Абдыллаев: — Ну кто… Понимаешь, они взяли бабки…
- Щербань: — Ну все равно: а кто-то стоит? Он что-ли хочет к власти прийти?
- Абдыллаев:- Я тебе говорю, что вот этот Лабутин он хочет минимум премьер-министром, максимум — президентом.
- Щербань: — А что он курит?
- Абдыллаев: — Этот Лабутин? Та ничего не курит.
- Щербань: — И че он, грамотный?
- Абдыллаев: — Ну такой, грамотный.
- Щербань: — Ты уверен, ты его видел?
- Абдыллаев: — Да, я уверен. Я же тебе говорил, что в Кишиневе встречался с ним, разговаривал. Понимаешь, или ты проговариваешь с тем, которым доверяешь. Что есть такая тема, можно заработать. И вот эту хуйню как бы рассказывать, что будут там задвигать — что передаем бабки, тогда его как сепара в зоне АТО хлопнуть (ударяет ладонью об кулак — Прим. мое).
- Щербань: — Он повезет туда деньги?
- Абдыллаев: — Повезет, конечно, ты что. Паша, эти бабки они где-то тут по Одесской трассе где-то — минимум 300 миллионов
- Щербань: — Сколько?
- Абдыллаев: — Триста лямов. Минимум
- Щербань: Ты представляешь себе, какой это объем?
- Абдыллаев: — Ну, три тонны.
- Щербань: — Три тонны — это три тонны, а в объеме? Это КАМАЗ с прицепом
- Абдыллаев: — Ну не КАМАЗ с прицепом, а вот такая машина красная без прицепа полностью забитая, три тонны…
- Щербань: — А как же их сюда привезли?
- Абдыллаев: — Перетащили, блять, привезли. Они могли просто взять, это один из моментов, что я знаю, у Саши Стоматолога здесь есть несколько домов, которые забиты быблом. Они могли оттуда взять. Они могли и не перевозить. Им могли сказать — поедьте туда, там вам дадут. Они до этого момента, эта хуйня муссировалась еще полтора года… Он ко мне подъезжал, подгонял — вот есть там, поговори с тем, есть выходы? Я говорю — есть выходы. Если тема денежная, то разговариваем.
- Щербань: — Хорошо, если он так, ему что обещают за это?
- Абдыллаев: — Не знаю, может десятку обещают лямов.
- Щербань: Ну вот он, как герой говорит — если нас расстреляют, вас посадят. Что он, герой такой, такой патриот Украины?
- Абдыллаев: — Какой патриот…Ты короче для себя подумай, что я тебе говорю. Принцип один единственный: “Кто не рискует, то не пьет шампанское”. Ты понимаешь он мне заказывал — он мне заказывал “Нонны”, заказывал длинные стволы, у меня есть… Я говорю, ты что ебнутый?.. На крайняк, понимаешь Паша, ты можешь “Герою” (Командующий Высокомобильными десантными войсками Вооруженных сил Украины — Прим. мое) озвучить, сказать — можно вот так вытянуть лавандос. Это вообще в крайнем случае. Я не знаю, какие у тебя отношения.
- Щербань: — Да пусть его свои же пристрелят…
- Абдыллаев: — Понимаешь, это не обязательно на территории бригады делать. Выехать, сделать засаду и… 
- Щербань: — А что, он один только знает, где деньги? Или ему дают только?
- Абдыллаев: — Несколько человек знает. 
- Щербань: — Ты там не знаешь? А мог бы узнать…
- Абдыллаев: — Паша, если бы я знал, я давно себе выписал… У меня бойцы есть такие, оторвы вообще, заряженные ебать-тарахтеть, спортсмены — они его порвут нахуй. У меня мои с отряда, там такие здоровые пулеметчики — они говорят Иваныч, или дядя Жора, только скажите, порвем нахуй.
- Щербань: — Поскакал я… заехать надо к Игорю…
- Абдыллаев: — Короче ты подумай…
- Щербань: — Но он здесь, никуда не уезжает?
- Абдыллаев: — Здесь…
- Щербань: — Тут его база, что ли?
- Абдыллаев: — Не, он на машине приехал, а машину отдал этому хрену, Лабутину. Он незаконно границу пересекает, ему делают коридор, и он переходит границу. В розыске он. Машина у него на чешских номерах. Он (Заярнюк — Прим. мое) отдал ее этому хрену (Лабутину — Прим. мое), чтобы отвезти его до границы, как я понимаю.
- Щербань: — А что, он (Лабутин — Прим. мое) здесь был?
- Абдыллаев: — Наверное.
- Щербань: — Ясненько, поскакал я. 
- Абдыллаев: — Вот это я опять, тебя в халепу втянул…
- Щербань: — Угу, не знаю как вылезти из нее..
- Абдыллаев: — Не надо думать, как вылезти. Но если нет, то нет… Забываем тему, ставим крест и пиздец. Говори — комбриги не хотят (участвовать в перевороте — Прим. мое). Но другой момент — ты можешь дать комбригам заработать денег и сам заработать.

Далее полковники прощаются, а Щербань садится в машину к сотруднику Департамента контрразведки СБУ Якунину, которому бросает: “Этот (Щербань — Прим. мое) больше информации дал, чем тот (Заярнюк — Прим. мое)”. Сейчас Щербань и Абдыллаев — свидетели по делу. А заявление Лабутина и Заярнюка о подготовке их убийства — так и не внесено в ЕРДР.

 
 
 

Fix address: http://ord-ua.com/2019/03/14/zazhevalo-kassetu-ili-povtorenie-mat-ucheniya-s/