ORD
4.07.2018 г.
Алкогольная карта Робинзона Крузо

В следующем году исполняется 300 лет со дня выхода одного из самых популярных произведений мировой литературы – «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка…» или же попросту «Робинзон Крузо» Даниеля Дефо. Эту книгу все мы (или почти все) прочитали еще в детстве. Кто-то прочитал и забыл, а кому-то герой запомнился. Например, автор этих строк на днях, побывав в гостях и возвращаясь в легком подпитии домой, вдруг задумался: а почему Робинзон Крузо, найдя на своем острове виноград, делал из него изюм, но не делал вина?!

Некоторые ответы на этот вопрос – очевидны. Во-первых, изюм составлял значительную часть его рациона, во-вторых, он был англосаксом и моряком, а не итальянским или грузинским крестьянином. И все же, иметь под рукою много винограда и не делать вина – что-то тут не то!

Решил перечитать книгу – и разобраться. Кстати, как правило, мы имели дело с адаптированным для детей вариантом перевода. В целом, он удачный, но многие важные в данном аспекте моменты там опущены. Поэтому, говоря об алкогольных предпочтениях Робинзона, следует опираться на первоначальный текст. Сразу отмечу, что нижеприведенные подсчеты самые приблизительные. Ведь на то время не только тара, но и меры объема – баррель, галлон, пинта – не были еще окончательно стандартизированы.

Первые находки

Уже в первый свой заход на разбитый корабль Робинзон для поддержания сил приложился к бутылке рома. Обратно на остров он перевез «несколько ящиков вина и до шести галлонов рисовой водки» (наверное, недопитую бутылку тоже прихватил). Алкоголь забрал сразу, вместе с провизией и оружием, как предмет первой необходимости.

Интересен подход героя – мужичка весьма хозяйственного – к подсчету. Ящики с вином он не считает, а вот запас водки сразу оценил: неполные шесть галлонов – где-то 21-22 литра (старый английский «винный» галлон = 3.78 литра).

«После пяти или шести таких экспедиций, когда я думал, что на корабле уж нечем больше поживиться, я неожиданно нашел в трюме большую бочку с сухарями, три бочонка рому, ящик с сахаром и бочонок превосходной крупчатки. Это был приятный сюрприз».

Странно, что Робинзон не оценил объем рома, которым (как мы увидим) весьма дорожил. Как правило, маленький бочонок (firkin) содержал 7,5-9 галлонов. Даже если считать по самому минимуму, то получается около 85 литров рома. Итого, не менее 106 литров крепкого алкоголя и несколько ящиков вина.

Много это или мало? – зависит от того, как употреблять.

Ромовый дневник

Выпивал Робинзон умеренно и по каким-то случаям. Например, заболев, делал себе табачную настойку на роме, от которой его сначала колбасило, но потом становилось легче. Или «чтобы обезвредить воду, лишив ее свойств, вызывающих простуду или лихорадку, я влил в нее около четверти пинты рому (чуть больше ста грамм. – авт.) и взболтал». Что ж, кипятить воду для обеззараживания догадались только в ХІХ веке.

А когда Робинзона напугало землетрясение, то он «подошел к своему буфету и отхлебнул глоток рому, но самый маленький. Я вообще расходовал ром весьма экономно, зная, что когда выйдет весь мой запас, мне неоткуда будет его взять».

Ром для Робинзона был универсальным средством на любой случай. Например, он налил Пятнице для храбрости перед тем, как напасть на индейцев, чтобы отбить у них пленников. Освобожденных пленников тоже сразу угостили ромом – чтобы те пришли в себя. Вообще, если Робинзон куда-то отлучался из дому, то непременно брал с собою бутылку рому. А что ему оставалось? Аптеки ведь рядом не было, а в местной флоре он не разбирался – только табак и опознал.

И хотя в книге не раз подчеркивается, что ром он расходовал экономно, но на втором десятке лет у него оставалось только два бочонка с ромом вместо трех первоначальных.

Когда у берегов острова потерпел крушение еще один корабль, то среди прочего Робинзону достался бочонок с не менее 20 галлонов спиртного – порядка 75 литров! «В бочонке оказался ром, но, признаться, довольно плохой, гораздо хуже того, который мы пили в Бразилии». Обидно, конечно – столько рому и «довольно плохой».

Кроме того, Робинзон обнаружил погребец, в котором оказалось несколько «бутылок с красивыми серебряными пробками; в каждой бутылке – не меньше трех пинт великолепного, душистого ликера». Итого, несколько бутылок ликера по 1.4 литра (если исходить из того, что пинта – восьмая часть галлона, то это около 0.47 литра или 470 грамм).

 

 Даже если Робинзону досталось всего три бутылки, то получается не менее 4.2 литра ликера.

Когда Робинзон и его новые друзья захватили баркас, на котором пираты привезли на остров пленников, то «в баркасе оказалось много всякого добра. Мы нашли там кое-какое оружие, пороховницу, две бутылки – одну с водкой, другую с ромом, несколько сухарей, большой кусок сахару (фунтов пять или шесть), завернутый в парусину. Все это было мне весьма кстати, особенно водка и сахар: ни того, ни другого я не пробовал уже много лет».

Видимо, 20 с вершком литров водки наш герой употребил в первое десятилетие своего вынужденного одиночества, а потом перешел только на ром.

Итак, получается, что у Робинзона Крузо было, как минимум, 180 литров крепкого алкоголя, не считая вина и ликера. Если предположить, что за 27 лет он употребил половину запасов, то можем даже высчитать условную минимальную норму потребления: 3.3 литра в год, 270 грамм в месяц (Робинзон говорит, что пробыл на острове 28 лет, однако, если сопоставить даты – 30 сентября 1659 г. и 12 декабря 1686 г. – получается 27). В любом случае, при таком количестве бухла и умеренном его потреблении, можно было обойтись и без домашнего вина. И все же, мысли о производстве своего алкоголя Робинзона посещали.

Пивные предпочтения и винные соображения

Не смотря на значительные запасы крепкого, Робинзону хотелось пивка. Однако мысль о пивоварне пришла ему в голову незадолго перед тем, как его сильно напугало появление индейцев-каннибалов:

«Я, например, так и не привел в исполнение одного своего проекта, который некоторое время сильно занимал меня. Мне очень хотелось попробовать сделать из ячменя солод и сварить пиво. Затея была довольно фантастическая, и я часто упрекал себя за свою наивность. Мне было хорошо известно, что для осуществления ее мне многого не хватает и достать невозможно. Прежде всего – бочек для хранения пива, которых, как уже знает читатель, я никогда не мог сделать, хотя потратил много недель и месяцев на бесплодные попытки добиться толку в этой работе. Затем у меня не было ни хмеля, ни дрожжей, ни котла, так что даже варить его было не в чем. И, тем не менее, я твердо убежден, что не нагони на меня тогда эти проклятые дикари столько страху, я приступил бы к осуществлению моей затеи и, может быть, добился бы своего, ибо, раз уже я затевал какое-нибудь дело, я редко бросал его, не доведя до конца».

Что же касается винограда, то тут Робинзона гораздо больше интересовал изюм, а виноделие он рассматривал как чисто умозрительный коммерческий проект.

«У меня было столько лесу, что я мог построить целый флот, и столько винограду, что все корабли моего флота можно было бы нагрузить вином и изюмом».

Вновь мысли о винном бизнесе появились у Робинзона с появлением «подданных», как он называл Пятницу, его отца и попавшего к нему испанца:

«Мы собрали и насушили его [изюма] в огромном количестве; я думаю, что, если бы мы были в Аликанте, где вино делается из изюма, мы могли бы наполнить не менее шестидесяти бочонков».

Кстати, Дефо, среди прочего, занимался импортом вин, так что был в теме. И хотя прообразом Робинзона стал моряк Александр Селькирк, проживший на необитаемом острове 4 года, все же, как потом признался Дефо, жизнь Робинзона – это, прежде всего, аллегория на его жизнь. Однако читатели не стали искать скрытые смыслы и символы – им понравилась приключенческая составляющая книги.

Дмитро Шурхало, для «ОРД»


Fix address: http://ord-ua.com/2018/07/04/alkogolnaya-karta-robinzona-kruzo/